«Дневник переводчика»


Новинка

«Дневник переводчика»

Артикул: 1252
4,95
Цена включает НДС в размере 7% (сниженный)


Мои сделанные во время перевода наблюдения и открытия по технике поэтического перевода первой части трагедии Вольфганга ф. Гёте «Faust» (апрель – июнь 2012 г.), а также критическое противопоставление и сравнение моего перевода с «каноническими» переводами Холодковского (1878 г.) и Пастернака (1953 г.), представленные в виде таблицы из 4-х столбцов с выдержками из оригинала (1-й столбец), из моего перевода (2-й столбец) и пререводов Холодковского (3-й столбец), и Пастернака (4-й столбец).

05.04.2012

История переводов:

Первый, опубликованный в 1838 г. полный перевод "Фауста" на русский язык сделан поэтом Эдуардом Губер (1814-1847), родившимся в немецкой семье в колонии Мессер, Саратовской губернии. Перевод он сделал в течение нескольких месяцев в 1835 г., сжег рукопись, потом по настоянию А.С. Пушкина восстановил перевод в 1838 г. Другой полный перевод опубликовал в 1844 г. Михаил Вронченко.Недавно (2006 г.) опубликован доселе неизвестный перевод Константина Иванова, начатый им в 1880 г., завершенный в 1918 г. и хранимый в архиве семьи:

«В конце прошлого года в петербургском издательстве "Имена" вышел в свет "Фауст" Гёте в переводе Константина Иванова. Расшифрована и издана рукопись, пролежавшая в семейном архиве около 80 лет. Уже сам по себе этот факт - настоящая литературная сенсация.

 Николай Холодковский опубликовал полный перевод "Фауста" в 1878 году. Борис Пастернак - в 1953-м. Это и есть два "канона". До сих пор принято считать, что перевод Холодковского "точнее", Пастернака - "поэтичнее", а оба, вместе взятые, - это якобы и есть "Фауст" Гёте практически в чистом виде.

 В действительности перевод Холодковского нельзя считать абсолютно точным: при сравнении с подлинником нетрудно заметить следы той же христианской то ли цензуры, то ли, скорее, самоцензуры, такой пример у нас ещё будет впереди.

 Что же касается особой поэтичности (а уж заодно и точности) перевода гениального (это безо всякой иронии) поэта Пастернака... Я просто приведу четыре строчки Мефистофеля из "Пролога на небесах" - в переводах Холодковского и Пастернака.» ((Виктор Костюковский «ФАУСТ НА ЛУЧШИЕ ВРЕМЕНА», Здесь я (Приб) введу сразу мою схему анализа: оригинал Гёте, мой перевод, переводы Х-го и П-ка):

W. v. Goethe (работа над „ФАУСТОМ“: 1746 – 1806):

Da du, o Herr, dich einmal wieder nahst
Und fragst, wie alles sich bei uns befinde,
Und du mich sonst gewöhnlich gerne sahst,
So siehst du mich auch unter dem Gesinde.

В. Приб (апрель – июнь 2012):

Раз ты, Господь, спустился снова к нам
Спросить, как тут у нас дела на Свете,
К тому ж я мил всегда твоим очам,
То зришь меня ты тож среди слуг этих.

 

Н. Холодковский (1874 – 1878):

Опять, о господи, явился ты меж нас

За справкой о земле - что делается с нею!

Ты с благосклонностью встречал меня не раз-

И вот являюсь я меж челядью твоею.

 

Б. Пастернак (1948 – 1951):

К тебе попал я, боже, на прием,

Чтоб доложить о нашем положенье.

Вот почему я в обществе твоем

И всех, кто состоит тут в услуженье.

 

Goethe: Очень глубокие, философские размышления о смысле жизни, ревизия человеческих стремлений с высоты старости. Многие строчки звучат как максимы для прямого употребления. Метрика от 8 до 11 иногда до 13 слогов. Схема строф от ААВВ (гармонический интервал - секунда) АВАВ, АВВА и (кварта) до АВАВАВСС (октава, как сразу в посвящение)  или ААВССВ (секста) или АВВАВ (квинта) и т.д.

Приб: В этом переводе я пытаюсь соединить почти несоединимое: максимально адекватно философский смысл трагедии с очень сложной в своих пируэтах поэтической мелодией Гёте, извращенных в поэтически пренебрежительном к Гёте, лингвистически к немецкому языку переводе Пастернака, и очень своеугодно подмененных в называемом академически строгим переводе Холодковского. Оба считаются при этом "каноническими" переводчиками "Фауста".


Вся трагедия написана Гёте в основном в метре разностопного (от одного до семи) ямба. Однако Гёте очень интенсивно использует во всей трагедии, как и в своей поэзии вообще, связь формы, метра стиха с настроением, с мотивом, с ситуацией, чтобы их усилить, подчеркнуть, отличить от соседних.

Холодковский: пытается придерживаться более-менее адекватного – не дословный, и не прямой – перевода,  для этого полностью освобождается от метрики Гёте и даже от схемы рифмования (вместо АВВА, например, АВАВ или наоборот) и даже от метрики (речь Фауста стр. 23-24 15 строк вместо 12). Х-ий, как правило, значительно удлиняет, как было в быту в России до Пушкина, и без того иногда длинную и поэтому особо драматично звучащую строфу Гёте.

Пастернак:  плюет на гётевскую философскую глубину, на дословный смысл, на немецкий – он его, похоже, не знал – и пишет в своей легкой поэтической форме далекой от Гёте и по метрике, и по мелодии (схеме) своего пролетаризированно-примитизированного Фауста .

Метрика (в основном кварта) и поэзия П-ка соответствуют скорее сегодняшней поп-музыке, тогда как метрика и поэтика Гёте классической музыке Бетховена и Баха. Именно из-за его поп-характера, считается превод П-ка более принятым публикой и известным (поп-улярным).  Если в данном случае проводить аналогию с классической музыкой, то Гёте – композитор, автор музыки и нот. Переводчик тогда либо виртуозный исполнитель, следующий каждой ноте, но добавляюший свою виртуозность владения инструментом – русский+немецкий+поэзия+научный анализ – (каким пытаюсь быть я), либо импровизатор, который не в состоянии написать сам грандиозное произведение, ни владеет инструментом с достаточной виртуозностью и вынужден поэтому импровизировать превращая грандиозную классику в пролетовскую популярность современности.

Просмотр и этих категорий: Поэзия, Гуманитарные науки, Литература, Categories